Масонская ложа

размещено в: Тайный Петербург | 0

Санкт-Петербург буквально усыпан масонскими символами. На главной улице города — Невском проспекте — с фронтона Казанского собора взирает Всевидящее Око, купола Троицкого собора усеяны звёздами Давида, а на фасаде бывшей Императорской
Академии художеств красуется циркуль и угольник. Но откуда всё это?

В XVIII веке тайное общество масонов, или вольных каменщиков, превратилось в увлечение дворянства: масонами были генерал-аншеф Воронцов, поэт Сумароков, генерал-фельдмаршал Голицын, издатель Новиков и даже императоры Павел 1 и Александр I, но по-настоящему значимую роль сыграл Иван Перфильевич Елагин.

Иван Перфильевич был обер-гофмейстером императорского двора, талантливым переводчиком, литератором и исследователем. В 1750 году во Франции его посвятили в масоны. Он так увлёкся идеями ордена, что решил открыть первую ложу у себя на родине, в Санкт-Петербурге. Сначала Екатерина II отнеслась к этому нейтрально. Масонство крепло, а Елагин остров, на котором происходили тайные собрания, разрастался и облагораживался. Иван Перфильевич проложил дороги, укрепил набережную построил каменный дворец и даже возвел памятники своим друзьям-масонам: Всё изменила великая Французская Революция. Узнав о казни Людовика XVI, императрица стала опасаться западного влияния и запретила любые собрания тайных обществ.